Азамат в августе прошел курс лечения по урологии

02
декабря

По словам старшего тренера по гребле на байдарках и каноэ команды Астаны Сергея Тиунова, Азамат в августе прошел курс лечения по урологии. Кроме того, как говорит тренер, у него был обнаружен не сам гормональный препарат, а только завышенный фон тестостерона. Что касается троих других спортсменов, то двое из них через несколько дней после обнародования результатов первой пробы сдали повторный анализ. И он показал уже отрицательный результат на станозолол. (Именно на употреблении этого запрещенного препарата был пойман легендарный канадский спринтер Бен Джонсон в 1988 году. За это его лишили золота Олимпиады в Сеуле и пожизненно дисквалифицировали. Также в употреблении этого препарата была уличена в конце прошлого века казахстанская бегунья на 100 метров с барьерами Ольга Шишигина. Отбыв двухлетнюю дисквалификацию, в 2000 году в Сиднее она стала олимпийской чемпионкой. — М. В.). — В современных антидопинговых лабораториях очень просто определить этот препарат, — говорит Талгат Талбаев, директор алматинской антидопинговой лаборатории, в которой и делались анализы допинг-проб наших гребцов. — Станозолол — устаревший вид допинга. Он выводится из организма как минимум два месяца. И если повторный анализ отрицателен — это вовсе не значит, что спортсмен допинга не употреблял. Просто первая сдача допинг-теста, к примеру, пришлась на 58-60-й день со дня приема, а следующая — на 62-65-й день. Сами спортсмены утверждают, что ничего подобного они не употребляли. Мало того, после повторных допинг-проб главный тренер сборной Владимир Образцов включил Подойникова и Егорова в состав главной команды страны на чемпионат Азии. Он прошел в Тегеране в конце сентября, и Егоров в составе своей четверки даже завоевал золотую медаль. На эти соревнования не поехал лишь четырехкратный чемпион Азии и участник четырех Олимпиад Нурмагамбетов. Кайсар не сдавал повторный анализ из-за того, что в Ташморе решением тренерского совета за нарушение режима его отчислили со сборов и отправили домой в Астану. Инициатором этого решения стал государственный тренер сборной Казахстана по гребле на байдарках и каноэ Мухитден Миербекова, который приехал к нам из Узбекистана по рекомендации прежнего наставника Александра Давыдова. — Во время сборов в Узбекистане Нурмагамбетов отсутствовал на утренних построениях и тренировках с 13 по 15 сентября, — говорит г-н Миербеков. — Он нарушил режим, а значит, понес заслуженное наказание. Режим он нарушал при мне и раньше, исчезнув со сборов в Москве на два дня. На должности гостренера сборной Казахстана я меньше года. Ваши ребята очень сильные, но все портит отсутствие дисциплины. Но у меня ни с кем из казахстанской команды не было и нет конфликтов. Если бы Кайсар подошел ко мне, поговорил по душам, ведь все мы люди, то мы решили бы проблему, а так… — Но в сборной Нурмагамбетов остается? — Его так же, как и троих других гребцов, мы дисквалифицировали на три месяца. Срок дисквалификации истекает 16 декабря, то есть уже в январе он может вернуться в сборную. Пусть тренируется, показывает хорошие результаты — и дорога в главную команду страны ему будет открыта. — Из трех дней, которые вменяют мне как прогулы, я опоздал на три часа на построение только 14 сентября. К тому же это был выходной, — рассказывает сам Кайсар. — В другие дни лодки отсутствовали, так как их отправили в Тегеран. Поэтому ни о каких тренировках на воде не могло быть и речи. Может, со мной решили свести счеты из-за того, что я высказывал недовольство действиями нового гостренера? — Что это за недовольство? — На прежнем сборе, летом в Москве, из 20 дней мы работали на воде лишь пять или шесть дней. Все остальное время место для тренировок на канале было занято. Зачем нужны такие сборы? Я все это говорил г-ну Миербекову. Наверное, за это и поплатился. — А что с допингом? — Не употреблял. Но витамины мы получаем, хотя я всегда обращаю внимание на названия препаратов. Может, когда мы были в Узбекистане, мне кто-то что-то подмешал, потому что кухня была общая и повара сами нам приносили еду. Других объяснений нет. — Но зачем им это было делать? — Может быть, таким образом со мной свел счеты новый гостренер. Не исключаю ещё один вариант. Когда брали анализы в Ташморе, из кабинета, где они хранились, две пробы пропали, а из комнаты Виктора Гаевского, допинг-офицера WADA (Всемирное антидопинговое агентство. — М. В.) исчезли документы на них. Потом их и подменили. Этот факт я отразил в объяснительной на имя начальника управления физической культуры и спорта Астаны Айталапа Кургамбаева (по словам наставника сборной и государственного тренера, эти пробы нашлись лишь тогда, когда Кайсар Нурмагамбетов был отправлен домой. — М. В.). — Но почему же вы не сдали повторный допинг-тест? — А смысл? Все равно я уже не в сборной. За разъяснениями мы обратились к главному тренеру сборной Казахстана по гребле на байдарках и каноэ Владимиру Образцову. — Все, что происходит у нас в команде, можно назвать мелкими разборками, — говорит он.-То, что всех дисквалифицировали, — правильно сделали: другим неповадно будет. Из всей этой четверки меня интересует только один спортсмен — Женя Егоров. Несмотря на свои 33 года, лишь он один показывает хорошие результаты. А остальные пускай докажут, могут ли они конкурировать на уровне сборной или нет. — А что вы скажете насчет исчезновения и подмены проб? — Во-первых, они, как и документы на них, нашлись, но уже тогда, когда Нурмагамбетов был отправлен домой. Во-вторых, номера проб знают только два человека — офицер WADA и тот, кто сдает анализ. Как эти пробы смогли бы подменить?


Автор: Михаил Васильев